Тема дня > ВСЕ ОЧЕНЬ СУБЪЕКТИВНО

ВСЕ ОЧЕНЬ СУБЪЕКТИВНО


21 апреля 2019. Разместил: Ирон

Предвыборная ситуация в Южной Осетии отличается медлительностью и нерасторопностью партий, заявивших об участии в парламентских выборах. Несмотря на фальстарт, допущенный оппонентами президента Бибилова еще в январе этого года, ажиотаж в общественно-политических кругах утих. Громкие пафосные заявления об объединении «грозных» оппозиционных сил в «блокисоюзыальянсы» оказались преждевременными - обновленная партия «Ныхас» последней из партий проведет съезд. 
Напускное спокойствие, равнодушное отношение к требованию ЦИК - до 25 апреля представить весь пакет документов - объясняется отнюдь не уверенностью партийцев в собственных силах. Вальяжность югоосетинской оппозиции больше вызвана разрозненностью игроков и отсутствием серьезной политической платформы. Фактически оппозиции нечего засчитать в актив, в первую очередь, потому что оппозиция в Южной Осетии номинальная, эфемерная, непостоянная и непоследовательная. И в моем понимании, вообще оппозиции в ее классическом понимании в Южной Осетии нет, и не существует. В 2011 году были яркие и влиятельные оппоненты Кокойты, у которых было больше смелости, отчаянности и резона противостоять власти. Нынешняя оппозиция - это союз обиженных и оскорбленных. Возьмите любого из т.н. оппозиции, ткните в любого из них пальцем и обнаружите бывшего чиновника или бизнесмена, кормившегося из рук Леонида Харитоновича Тибилова. 
Оппоненты Бибилова не организовались в конкурентоспособную политическую силу, которая внесла бы свой альтернативный вклад в развитие государственной политики в сфере социально-экономической, либо культурной, да и в целом общенациональной повестки.
Политическое банкротство т.н. лидеры оппозиции, сосредоточившиеся в основном в партии «Ныхас» - марионеточного образования режима Леонида Тибилова - сейчас пытаются прикрыть жалобами на «авторитарного Бибилова». Дескать, нам, «ныхасовцам», в течение пяти лет парламентское большинство препятствовало в благородных порывах: «не давала высказаться», «нас не слышали». При этом претендующие на роль оппозиционеров лица, даже не пытаются завуалировать очевидный факт своей марионеточной сути, даже не отрицают, что стали депутатами благодаря административному ресурсу тибиловско - чочиевского тандема, которые запихали в «Ныхас» лояльных себе чиновников и вернувшихся в Цхинвал после Августовской войны 2008 года авантюристов. Отняв голоса у Народной партии, не нытьем, так катанием, «Ныхас» протащили в парламент, одарив их четырьмя мандатами. Избрав своей целью обслуживание прихотей президента Тибилова и его полукриминального окружения «Ныхас» протирала штаны в парламенте, потратив пять лет на упреки в адрес «Единой Осетии». При этом партийцы не потрудились проводить самостоятельную политику даже в условиях меньшинства, а скомпрометировали себя обслуживанием интересов политика, отягощенного серьезным негативным прошлым.
Хрестоматийный пример политической бездарности активистов «Ныхас» можно вновь зафиксировать в интервью Зиты Бесаевой. Ныне оппозиционный политик даже не пытается опровергать мнение, что в период президентства Тибилова «Ныхас» являлась «пропрезидентской партией и лояльным Тибилову меньшинством в парламенте». Бесаева отвечает, мол, и в президентство Тибилова, и после, уже в президентство Бибилова было «очень сложно»:
«И в тот период, и в этот период было очень сложно, потому что в любом случае и тогда партия меньшинства не смогла добиться своего, не всегда даже можно было выступить с законодательной инициативой. Не учитывалось мое мнение и тогда, ни сейчас…».
Зита Григорьевна, вы это серьезно? Реально? Вот эта риторика вам самой не напоминает оправдание провинившейся перед родителями первоклассницы, которой влепили «двойку» в дневник, а та вымаливает прощение, в надежде получить от строго отца десять копеек на мороженое. И вот с таким вот нулевым политическим рейтингом вы не видите иного для себя будущего кроме депутатства? Если депутат и руководитель комиссии по регламенту, а до недавнего времени еще и возглавлявший правовое управление парламента чиновник, не сумел элементарно отстоять свои права, чего ждать избирателям, о какой защите прав и свобод человека вы вообще смеете говорить?
Партия «Ныхас» вдруг неожиданно провозгласила своим предвыборным лозунгом защиту прав и свобод человека. Это, безусловно, самая благородная деятельность, которой посвящали жизнь многие известные на весь мир правозащитники. Но превращать правозащитную деятельность в предвыборную фишку и хайповать на некоторых громких судебных процессах, это пошло. Это фальшиво, госпожа Бесаева. Не находите? Я лично вам не верю, не поверят и ваши сограждане.
Могу понять Давида Санакоева, бывшего Уполномоченного по правам человека при Эдуарде Кокойты, который спустя годы вдруг прозрел и намерен разоблачать «несправедливости» нынешней власти. Но, давайте вспомним, что предпринимал омбудсмен Санакоев, когда разом сразу шесть активистов предвыборного штаба Аллы Джиоевой были арестованы по политическим мотивам? Разве вступился Санакоев за своих соотечественников? Не забываем резонансное уголовное дело Фатимы Маргиевой, которую упекли в тюрьму в бытность правления Кокойты и в бытность омбудсменства Давида Санакоева. Да, мало ли в те годы было нарушений прав и свобод человека, когда любого несогласного преследовали и подвергали давлению. Где были вы, Зита Бесаева?
Я, лично, без лишней скромности могу сказать, что в отличие от многих югоосетинских обласканных властью журналистов и общественников, еще задолго до работы на «Эхе Кавказа», начала рассказывать своим читателям об аресте Фатимы Маргиевой и политической подоплеке этого дела. Да, именно я, вместе с немногими осмелившимися на выражение протеста, стояла на митингах в ее поддержку во Владикавказе и Цхинвале и в дождь и в снег. Даже про инцидент, случившийся между общественника Тимура Цхурбати и «народником» Казимиром Плиевым первой рассказала я, в то время как югоосетинские СМИ молчали.
В марте 2011 года я познакомилась с отбывавшей уголовное наказание Аллой Джиоевой когда зашла к ней домой за комментарием о ее московском вояже, и вместо лаконичного ответа, выслушала двухчасовой монолог оскорбленной, осужденной, но не сломленной женщины.
Тогда на улице еще «хозяевами жизни» являлась госохрана Джабелича и некоторые журналисты, сейчас вопящие о нарушении каких-то своих прав, восхваляли Эдуарда Кокойты и клеймили в СМИ оппозицию. Порог дома Аллы Джиоевой никто из них не осмеливался переступить. И нпошники, тем более «мегапрофессиональные», «супернезависимые» югоосетинские журналисты сторонились Джиоеву как черти от ладана. Не протестовали из-за ареста Алана Кочиева летом 2011 года нынешние «ныхасовцы». Не помню, напомните, выступил ли в защиту прав и свобод Алана Кочиева омбудсмен Давид Санакоев, или же оставался безмолвным, опасаясь окрика Кокойты. Я была рядом с семьей Алана и его друзьями, и в отличие от прогнувшихся под режимом Кокойты руководства и журналистов «Рес», появившихся на мгновение на Театральной площади, рассказала в прямом эфире о происходящем беспределе, также как я это сделала и 30 сентября 2011 года, когда Дзамболату Тедееву ЦИК отказал в регистрации.
Я поддерживала сторонников Дзамболата Тедеева и Аллы Джиоевой, которые подверглись репрессиям в декабре 2011 - ого. Я была, фактически единственным осетинским журналистом, кто освещал все судебные процессы. Я даже в определенной степени поспособствовала досрочному освобождению некоторых из них. Оставались безмолвными, глухими и безучастными югоосетинские правозащитники и журналисты и во время и после «штурма штаба» Аллы Джиоевой в феврале 2012 года. Активист штаба Виолетта Тедеева именно мне сообщила о происходящем, и именно я первой передала новость в редакцию, после чего мой главный редактор связался уже с нашим цхинвальским корреспондентом Ганой Яновской, и та созвонилась с одним из очевидцев произошедшего инцидента.
Кстати, ни во время предвыборной кампании, ни после отмены итогов президентских выборов и двухнедельной «снежной революции» я, освещая события на Театральной площади, ни разу не увидела в окружении Джиоевой сочувствующих ей журналистов или чиновниц, кроме Ирины Гаглоевой. Некоторые трубадуры Кокойты, которых в декабре 2011 года он уволил с ГТРК «Ир» в оппозиционных журналистов переобулись в воздухе. При этом выяснилось, что увидев закат карьеры Кокойты, стали вести сепаратные переговоры с оппозицией, и по рассказам одного из руководителей штаба Джиоевой, «одна всем известная в Цхинвале разносчица инфекций, и сплетен, пыталась еще и заработать, злоупотребляя должностными полномочиями: хотела продать «по цене клипа» видеоархив с выступлениями Джиоевой на антигрузинских митингах».
Не помню, чтобы тогда Зита Бесаева или кто-то из ее соратников выступил в защиту арестованных и преследуемых сограждан. А зачем, ведь не пристало сотруднице аппарата парламента рисковать своим уютным кабинетом, ради какой-то там «маргинальной оппозиции». Но вот только сейчас, вдруг «ныхасовцы», объявили о своей правозащитной, а, на мой взгляд, псевдоправозащитной деятельности. Учитывая давнюю романтическую связь небезызвестной гражданской активистки из Ленингора и лидера «Ныхас» было бы недальновидно не хайпануть на громких судебных процессах. Ну, ну. Жду развития захватывающего сюжета, но боюсь, что авторам постановки откажет талант, художественный замысел «драматического спектакля» окажется банальной «мыльной оперой».
Кстати, к судьбе многострадальной алборовской фаворитки, преследуемой «режимом» я также не оставалась безучастной: после ее увольнения с работы, лично я нашла подходящего адвоката во Владикавказе и помогала решать ее проблемы. Да и одинокая старушка Соня Дзагоева искала защиты у меня, когда жаловалась на хамство, и непрофессионализм сотрудницы аппарата Уполномоченного и администрации президента Мадины Козаевой, а ныне супруги Давида Санакоева.
Об аресте полковника СВР Георгии Кабисове первой написала тоже я. Его друзья именно мне доверили информацию, которой не захотели делиться ни с кем из местных «независимых журналистов».
Предвосхищаю очередную порцию «разоблачений» небезызвестных в Южной Осетии «почитательниц» моего журналистского таланта, воющих от собственного профессионального бессилия. Увязшие в интригах «гарпии» - сотрудницы югоосетинских СМИ - не пользуются совершенно никаким доверием своих сограждан: десятки жителей республики преодолевают двухсоткилометровый Транскам и обращаются именно ко мне за помощью и объективностью. Даже не пытайтесь что-либо со мной сделать и прекратите уже позориться, вспомните статью 144 УК РФ «Воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста» прежде чем выдать опять очередную порцию угроз или что-либо наподобие этой дичи: «Тарханова здесь не живет, она за хребтом живет, почему она вообще про нас пишет?!». 
Зита Бесаева, а если вдруг я к вам обращусь за защитой моих прав и свобод, поможете?
Право гражданина РЮО избираться и быть избранным в случае «Ныхас» не звучит убедительно и достоверно. Все ведь понимают, что вовсе не для защиты интересов простых людей вы туда рветесь.
И да, Зита Бесаева, когда вы вдруг заикнетесь о нарушении прав человека в Южной Осетии, представьте себе глаза испуганного, беззащитного мальчика, которого ваш партийный босс Алан Алборов со своим братом-подельником, хладнокровно взял в заложники, держал в холодном темном подвале и требовал у его отца выкуп. Как мать, представьте себе лицо этого ребенка и попытайтесь всей партией замолить грехи, в которых погряз ваш оппозиционный «герой» прежде, чем облачаться в одеяния правозащитников.

Жанна ТАРХАНОВА
http://iron-akcent.ru/…/glavnaya…/4660-vse-ochen-sub-ektivno