Тема дня > Южная Осетия и ее враги

Южная Осетия и ее враги


18 октября 2014. Разместил: OK
Ситуация, имеющая место в Южной Осетии, остается предельно тяжелой. Народ, героически сопротивлявшийся в военное время и переживший 20-летнюю тяжелейшую войну на уничтожение, живет так, что даже по меркам не самых передовых регионов России ее  жизненный уровень предельно низок, и это при том, что Южная Осетия имеет для России исключительно важное стратегическое, геополитическое и идейно-смысловое значение.

В предыдущей статье «Южная Осетия: коридор возможностей для будущего» мы наглядно показали, что Южную Осетию в ее современном состоянии может спасти только вхождение в состав России на специально оговоренных условиях. Увы, мы видим, что и на московском, и на владикавказском, и на цхинвальском уровнях этому процессу оказывают весьма упорное сопротивление  влиятельные элитные  группы.

Данное положение вещей уже невозможно объяснять некомпетентностью элиты в южноосетинском вопросе или  факторами текущей конъюнктуры. У указанного процесса имеются фундаментальные противники, для которых крайне нежелательно вхождение Южной Осетии в состав России и увеличение российского государственно-властного внимания к южноосетинской проблематике, ибо это неизбежно нанесет  вышеуказанным «интересантам» существенный вред.

Попытаемся разобраться в субъектном составе данных «субкультур». По большому счету, их представителей можно разделить на несколько больших и влиятельных политических и  социально – экономических групп:

1. Многие российские финансово-хозяйственные субъекты, так или иначе вовлеченные в послевоенное восстановление Цхинвала, и их местные субподрядчики. Даже по официальным данным, на восстановление Цхинвала было выделено 9 млрд. рублей, а в 2011-2013 годах предусматривалось выделение еще 8,5 млрд.рублей . Для 30-тысячного Цхинвала указанные цифры являются весьма  внушительными, в то  время как даже беглое знакомство с  реалиями сегодняшнего города говорят о том, что за шесть лет сделаны лишь крупицы минимально необходимого. Город сострясают слухи о коррупции, а в российском социуме образ Южной Осетии, увы, неизбежно ассоциируется с распилом бюджетных средств. Легко предположить, что для вышеназванных групп, равно как и их элитно-властных бэкграундов, быстрое восстановление Южной Осетии совершенно не нужно, ибо они и в дальнейшем надеются на выделение Россией на вышеуказанные цели солидных долей российского федерального бюджета. Чем больше это будет тянуться, тем лучше для них. По понятным причинам этим группам также не выгодно вхождение РЮО в состав России ибо на южноосетинскую территорию будет распространяться российское правовое пространство со всеми вытекающими отсюда последствиями, а в нем уже бесконтрольно распоряжаться финансовыми потоками несравнимо сложнее.

2. Финансово-хозяйственные группы, занимающие монопольное положение на южноосетинском рынке товаров и услуг. Вхождение РЮО в Россию неизбежно приведет сюда их конкурентов, что лишит указанные субъекты произвольной возможности ценообразования. Именно поэтому данные фирмы весьма серьезно держатся за сохранение таможенных сборов при поставках любого товара из России в РЮО, ибо таможенный механизм способен остановить многих потенциальных экономических контрагентов. В качестве примера возьмем деятельность осетинского «Мегафона». Минута разговора внутри Южной Осетии стоит 1 рубль 10 копеек, в то время как минута разговора с любым регионом России - 5 рублей. Вопрос: выгодно ли осетинскому «Мегафону», при прочих равных условиях, объединение России и Южной Осетии? Ответ, по-моему, очевиден.

3. Значительная часть московского и цхинвальского чиновничества. Резкие изменения статуса Южной Осетии неизбежно приведут к различным политическим перегруппировкам сил, слиянию и объединению определенных элитно-властных систем, в результате чего  часть чиновников с большой степенью вероятности  потеряет сегодняшний статус. Многим властным группам придется перестраиваться, менять бэкграунды,  наработанный многолетний дискурс, терять контроль за финансовыми потоками и т.д., что, естественно, создаст для них серьезный дискомфорт. Учитывая идейно-смысловой вакуум  правящей цхинвальской элиты, отсутствие ее целостности и какой бы то ни было структурированности, данные угрозы приобретают все более серьезный и ощутимый характер.

4. Прозападное и прогрузинское лобби и силы, тесно связанные с ними. Здесь комментарии излишни. Скажем только, что его размер и влияние в Москве значительно больше, чем полагают многие.

5. Вахаббитско-салафистские формирования и их лобби в Москве и северокавказских центрах власти. Вахаббитская угроза для России сегодня весьма серьезна в силу мощности, которую данное движение набирает в ее различных регионах. Для истинного ваххабита не существует России как цивилизации, а есть «территория ислама» и «территория войны». Добавим к этому, что для данных групп существование Осетии в любом ее виде подобно кости в горле, ибо оно делает даже теоретически невозможным полноценное осуществление ваххабитской мечты –построение «имарата Кавказ» на всей северокавказской территории. Поэтому любой процесс, ведущий Осетии к гибели, для ваххабита важен и крайне желателен.

Как видим, сегодняшнее бедственное южноосетинское положение представляется выгодным для многих влиятельных внутрироссийских групп. Подавить вышеуказанные «совокупности интересов», используя существующие в Москве  механизмы власти – задача чрезвычайно трудная. Для ее полноценного выполнения нужна другая идеология и другая элита. В тоже время жизненно важной задачей для сегодняшней московской власти представляется обуздание вышеуказанных групп, установление контроля над ними и введение их  в определенные рамки правил игры. Только так можно обеспечить для Южной Осетии возможность обрести перспективы дальнейшей жизни в средне-  и долгосрочной перспективе.

Добиться вышеуказанной задачи можно лишь максимально актуализируя и активизируя южноосетинскую тему в российских СМИ и элитно-властных коридорах. Реализация указанной цели является на сегодняшний день священным долгом для любого патриотически мыслящего осетинского интеллектуала.

Необходимо также активизировать и все имеющиеся возможности на цхинвальском уровне. Южноосетинские эксперты, политологи, журналисты должны, исходя из сегодняшних реалий, разрабатывать собственные  сценарии дальнейшего развития, предлагая их власти, а если нужно, то и мобилизуя общественную энергию для их защиты и дальнейшей полноценной реализации. Так и только так республику можно спасти. Дай Бог, чтобы указанные возможности не оказались упущенными. 

Александр СЕРГЕЕВ. Кандидат юридических наук.